Об авторе

Зовут меня Вера Владимировна. Родилась я 25 декабря 1956 года на севере Казахстана в маленьком тогда еще городке Кустанае (сейчас Костанай).

Мои родители, Путиловы Владимир Иванович и Анна Игнатьевна, родились и прожили свои молодые годы в сельской местности на Урале. Там же они поженились и у них родилась сначала старшая дочь, Надя, а через пять лет, в 1955 году, еще дочь Люба.

Когда Любочке не исполнилось еще и года, папа взял направление на переезд в Казахстан на освоение целинных земель (работал он тогда помощником машиниста паровоза).

Мои родители Путиловы Владимир Иванович и Анна Игнатьевна

Приехали они в Кустанай, кругом степь, ветра. Рассказывали, как один раз в метель шли от соседей домой, а оказались на окраине и чудом остались живы.

Поселили их в вагончик. Места, конечно, было мало, да и условия оставляли желать лучшего. Наденьке 5 лет, Любаше еще и года нет. Понятно, что о третьем ребенке они даже не думали.

Но я заявила о себе неожиданно и в такие сроки, когда от беременности уже избавиться было нельзя. Мама рассказывала, что если бы узнали раньше, то меня бы и не было.

А когда мне было 1.5 месяца, я сильно заболела. И бабушки соседки сказали маме, что меня нужно срочно крестить, что всякое может случиться. И меня помазали, затем, когда выздоровела, окрестили, и надели на меня крестик, который есть у меня до сих пор.

Раннее детство свое помню плохо. Часто болела, в садик не ходила. Помню только, как немного ходила в старшую группу и нравилось мне там только обедать.

Школьные годы

Рано научилась читать. С пяти лет читаю много и с удовольствием. В школьные годы была постоянным посетителем библиотек. Больше всего любила исторические книги.

Летом ученики в школе проходили обязательную  практику в школьном саду или на школьном огороде, и однажды меня пригласили вместо этой практики помочь в школьной библиотеке сделать инвентаризацию и ремонт книг, счастью моему не было предела.

Училась я хорошо, посещала много факультативных занятий. Принимала активное участие в олимпиадах, в основном по математике. Математика мне давалась легко и я ее любила больше остальных предметов.

В детстве папа научил меня играть в шахматы. Я у него часто выигрывала, но я знала, что он мне просто поддавался. Но позже, на работе, когда в обеденных перерывах мы играли в шахматы с коллегами, я уже часто выигрывала по-настоящему.

Сейчас уже в шахматы давно не играю, но скоро подрастут внуки, буду их учить, если, конечно, на то будет их желание.

А с мамой в детстве мы играли в шашки. В шашки я тоже неплохо играла. Помню, даже принимала участие в школьных соревнованиях и в городских от школы. Очень понравилось потом тратить талоны, которые давали участникам соревнований на питание, а я брала на них пирожные.

Моя старшая сестра Надя училась в пед училище. У них были занятия музыкой, и родители купили ей баян. Мне тоже захотелось научиться играть, но я была маленькая и худенькая, а баян такой большой, что мое желание не очень-то и восприняли. А в школе, в которой я училась (это была тогда железнодорожная школа №538) была комната рядом с нашим классом, откуда звучала чарующая для меня музыка, как я тогда думала, баяна.

Г Кустанай, железнодорожная школа №538

Я часто стояла у окна и слушала, и в один момент не выдержала, вошла в эту заветную для меня комнату и со слезами на глазах сказала, что я тоже хочу научиться играть на баяне.

Учительница музыки меня спокойно выслушала, сказала, что она не против меня учить игре, но только не на баяне, а на аккордеоне. Каково же было мое удивление, когда успокоившись, я увидела, что это действительно был аккордеон.

Мои родители, побеседовав с учителем, согласились на мое обучение, и в моей и так загруженной разными кружками и факультативами жизни добавилась еще и музыка.

Училась я тогда в пятом или шестом классе. Аккордеона у меня тогда еще не было и приходилось заниматься то у папиных знакомых, то в школе, когда не было занятий и аккордеон был свободен.

А перед новым годом, как раз у меня был день рождения, папа с мамой сказали мне, чтобы я заглянула в зале под стол. Мое счастье невозможно было описать, так как там стоял новенький аккордеон, да еще именно такой, как я хотела, но даже не думала, что мне его так быстро купят.

На следующий год я сдавала экзамены в музыкальную школу. Учиться пришлось в вечерней школе, так как возраст у меня для дневной уже не подходил, а экстерном сдать не получилось.

По специальности я училась хорошо, давали мне сложные вещи и я успешно справлялась. Любила музыкальную литературу, с удовольствием слушала оперы. Но терпеть не могла сольфеджио, с ним у меня ничего не получалось.

Преподаватель сольфеджио, Виктор Иванович, вообще считал, что у меня не было слуха и удивлялся, что я поступила в музыкальную школу.

Слух у меня, конечно, был и был хороший. Я легко угадывала ноты на фортепиано, сразу же слышала фальш, но пропеть правильно ноты у меня не получалось.

Из-за сольфеджио часто ходила расстроенная, иногда не хотелось идти в школу. Когда папа это узнал, то сходил к преподавателю и побеседовал с ним, не знаю о чем, но занятия пошли лучше. А затем сольфеджио стала преподавать женщина, так появились и пятерки. Может быть я была зажата, голос у меня вообще не очень и сейчас, а тогда я вообще стеснялась.

На перепутье

Закончила я среднюю школу в 1974 году. Многие выпускники уже знали, куда пойдут дальше, однако для меня это был темный лес. Я вообще не имела понятия, что я хочу.

Учителя считали, что мне надо идти в пединститут, так как это мое призвание. В школе, начиная с начальных классов, я легко и с удовольствием занималась с одноклассниками, которые отставали по какому-нибудь предмету, в основном по математике. Мы часто оставались после уроков и занимались. И мне говорили, что у меня они все понимают хорошо.

Когда пришло время сдавать документы на поступление и тянуть дальше уже было некуда, мне неожиданно пришло в голову поступить в Институт Культуры на библиотековедение. Я подумала, что педагогом я быть не хочу, потому что они очень мало зарабатывают.

И еще вспомнился интересный факт, когда меня назначили вожатой в младшие классы. Я пришла в класс, поздоровалась, а затем стою перед классом и молчу, вообще не знаю, что им сказать. Выручила учитель класса: младшеклассники сами мне начали все рассказывать.

У меня вообще с речью были проблемы. Учительница литературы, Зоя Дмитриевна, мне часто говорила: “Вера, больше читай вслух. У тебя маленький словарный запас”. Поэтому и с сочинениями на свободные темы были проблемы. Да и сейчас я хорошо говорю только на те темы, в которых хорошо разбираюсь.

Когда училась в институте, больше всего не могла терпеть философию (о том, что можно сказать одним предложением, рассуждается на двух и более листах). Терпеть не могла все эти рассуждения, наверное потому, что не умела. В связи с этим вспомнился случай.

Поступали мы в институт вместе с коллегой по работе, только он на другой факультет. Так вот, когда сдавали вступительные экзамены, не помню точно по математике или физике, я ему подсказала формулы на первый вопрос и помогла решить задачу. Так он так долго рассказывал и крутился около этих формул, что успешно сдал экзамен и на высшем уровне.

Так что уметь говорить, это, конечно, большой плюс. А у меня с этим всю жизнь проблемы. Не очень то помогло даже то, что прочитала вслух в свое время все тома книги Льва Толстого “Война и мир” (но читать вслух было намного интереснее, чем про себя, многое в этой книге раскрылось по-новому).

Немного отвлеклась. Так вот, поехала я в Челябинск поступать в Институт Культуры. Оказалось, что библиотековедение, это вообще супер недоступный факультет и многие пытаются поступить туда не то, что второй год, а третий и четвертый, и даже пятый. Баллов надо было набрать 5 или чуть меньше, экзамены принимают очень строго.

Государственный Институт культуры г. Челябинск

Школу я закончила хорошо, но не с золотой медалью, да и, если честно сказать, супер знаниями не обладала, да и, тем более, с речью проблемы. Но сдаваться не в моих правилах, время на подготовку еще было и я решила попробовать.

Жить стала на время экзаменов у двоюродной сестры в рабочем общежитии. Получилось так, что у нас с сестрой была отдельная комната, кто-то временно куда-то уехал или перешел в другую комнату. Так что условия заниматься были. И я начала готовиться к сдаче экзаменов по моим, мягко сказать, не самым любимым предметам (кроме английского языка).

До сих пор не могу понять, что потянуло меня на гуманитарный факультет, скорее всего отголоски детства, когда я любила ходить в библиотеки.

Так вот, готовлюсь я по литературе. Не помню сейчас, сколько времени, но хорошо помню, прямо сейчас стоит перед глазами картина. В углу комнаты стопка книг, и на самом верху учебник математики, по-моему это была арифметика. И такая тоска меня взяла, что вместо любимых предметов я занимаюсь совсем другими.

На следующий день уже надо было идти экзамен сдавать, а я отложила книги и пошла на кухню общаться с молодежью. Утром на экзамены не пошла, потом решила все-таки появиться в институте. Экзамены уже прошли. Я пошла в деканат, сказала, что перепутала время и поэтому пришла позже. Экзамен у меня приняли, сдала я его на четверку и легким сердцем забрала документы и поехала домой.

Нет, совсем забыла. Не совсем сразу поехала домой. Съездила в Комитет Комсомола г. Челябинска и взяла направление на работу на Тракторный завод, чтобы работать и обучаться на подготовительном отделении. На заводе меня приняли хорошо, обещали устроить в общежитие и я поехала домой за вещами.

Родители мои не обрадовались тому, что я не поступила. И вообще не хотели даже слышать, что я уеду работать в Челябинск. Оперировали тем, что мне надо закончить музыкальную школу (оставался еще год), а в рабочем общежитии условий заниматься не будет. В общем, сказали, чтобы я сидела дома и училась в музыкальной школе.

В результате я полгода просидела дома, занималась музыкой. Но после моей насыщенной прежде жизни (образовательная школа, музыкальная школа, факультативы) мне стало скучно до невозможности и постепенно музыкой я стала заниматься все хуже и хуже.

Трудовой путь

Чувствуя, что лень меня скоро совсем съест, я пошла устраиваться на работу на обувную фабрику. Взяла направление на медкомиссию, сказала родителям. И когда они поняли, что дома больше я сидеть не намерена, они решили сами устроить меня на работу, таким образом, чтобы работа не мешала мне учиться. Последние полгода обучения, постоянные экзамены, конкурсы и так далее.

Мама моя, медик по образованию, работала тогда в железнодорожной санэпидемстанции лаборантом. Она устроила меня в детский садик нянечкой с тем, чтобы меня всегда отпускали с работы на занятия, когда это было нужно.

маме 82 года, папе 79 лет

Музыкальную школу я успешно закончила, правда аккордеон уже давно в руки не брала.  В садике я проработала с 01 февраля до 10 июня 1975 года. Затем ко мне в садик пришла инспектор отдела кадров локомотивного депо Алабугина Инна Владимировна, до сих пор ей благодарна, и сказала, что у них появилась вакансия лаборанта хим лаборатории. Оказывается папа попросил в отделе кадров, чтоб меня взяли на работу. Он тогда уже работал машинистом тепловоза.

Когда я пришла в отдел кадров, меня направили в лабораторию для ознакомления. Лаборант (кстати, моя будущая подруга, а затем золовка) нарядила меня в какую-то несуразную спецодежду и начала водить по всяким совсем грязным местам (как оказалось в дальнейшем, совсем не нужным для лаборанта). Но так как запугать меня не удалось, она рассказала, что на это место давно уже хочет перейти дефектоскопист, а я им просто мешаю.

Переходить кому-то дорогу было не в моих правилах и я сказала в отделе кадров об этом. Тогда меня отвели в другой цех, там было много приборов, их ремонтировали и испытывали на стендах. Мне сразу понравилось.

Так с 13 июня 1975 года началась моя трудовая деятельность в локомотивном депо с ученика слесаря контрольно-измерительных приборов. Работа мне моя нравилась.

Нравилось возиться с приборами, ремонтировать их. Жалко, что запчастей нам старший слесарь давал совсем мало, приходилось из старого подбирать. Очень нравилось, когда слесаря ПТО или машинисты просили, чтобы им ремонтировала скоростемеры именно я, а не кто-то другой.

В этом же году поступила на заочное отделение НИИЖТа (Новосибирского института инженеров железнодорожного транспорта) на факультет Экономика и Организация железнодорожного производства.

Папа настаивал, чтобы я поступала и училась на очном отделении, говорил, что мы можем себе это позволить. Но я наотрез отказалась, так как мне нравилась моя работа и коллектив, в котором я работала.

Первые три года обучение проходило в Целинограде (сейчас Астана), затем три года ездила, а большей частью летала, в Новосибирск.

25 декабря 1976 года мне исполнилось 20 лет, а через несколько дней, а именно на рождество 7 января 1977 года я вышла замуж.  11 марта 1978 года у нас родилась первая дочь Ирина. В связи с этим мне пришлось взять в институте один академический год.

Помню, как после академа поехала на установочную сессию. Дочке тогда было 7 месяцев, начали отучать ее  от груди и осталась она с моими родителями.

Сессия должна была продлиться около восьми дней, я все сделала и сдала менее, чем за три дня. Радостная и счастливая, что так быстро возвращаюсь, бегу домой, открываю дверь, и радость моя тут же улетучивается. Оказывается, дочка тяжело болеет, высокая температура у нее и мама ночами не спит, боится.

С тех пор я всегда после длительного отсутствия с опаской подходила к дому. Это хорошо, что сейчас есть сотовые телефоны, а раньше то и со стационарными телефонами была проблема.

В январе 1979 года я вышла на работу из декретного отпуска. Дочке исполнилось 10 месяцев, ее устроили в ясли, опять же по маминому знакомству в тот же ясли-сад, где я когда-то начинала трудовую деятельность.

Числилась я тогда техником-технологом (с июля 1977 года) фактически выполняя работу нормировщика цеха ремонта. Через три года дали единицу нормировщика и в августе 1980 года я была переведена нормировщиком.

А 7 декабря 1981 года была назначена старшим инженером по труду и заработной плате локомотивного депо, было мне тогда 25 неполных лет. В моем штате было два нормировщика (цеха ремонта и цеха эксплуатации), расценщики нарядов и операторы по начислению заработной платы локомотивным бригадам. И штат работников более 800 человек. Большая ответственность, многому надо было еще учиться.

Но мне всегда везло с коллективом, где бы я не работала на протяжении своей жизни. В 1983 году окончила Институт. В этом же году осенью мы с мужем и дочкой Иринкой поехали по путевке в дом отдыха “Каргалинка” в Алма Ату.

Поездка очень понравилась. Мы хорошо отдохнули, ездили и поднимались в горы, были на Медео, катались на канатной дороге, были в зоопарке, в зоосаде и других местах.

В результате нашей поездки в Алма Ату 1 июля 1984 года у нас появилась вторая дочь Марина. Маленьким детям часто говорят, что их нашли в капусте. А своей Маринке мы всегда отвечали, что нашли ее в яблочках, в алмааминском апорте.

Время, когда я находилась во втором декретном отпуске, является одним из самых счастливых периодов моей семейной жизни. Марина была спокойным ребенком, с ней охотно занималась наша старшая дочка Ирина. Жили мы в тот период в КЖБИ, спокойном районе города Кустаная, в двухкомнатной квартире на первом этаже.

Все окна выходили во двор, и я спокойно сидела перед окном, занимаясь рукоделием и наблюдая, как подружки Иринки нарасхват занимаются Маринкой. А вечерами приходил муж с работы, мы ужинали, шли на улицу и все вместе гуляли.

За период декретного отпуска я окончила курсы кройки и шитья, машинной и ручной вышивки. А вязать меня мама научила с детства.

Во время обучения на курсах приготовила много изделий: платья детские с вышитыми воротничками, сорочки, много салфеток и еще уже точно не помню что. Руководитель курсов взяла все мои изделия на выставку. Курсы в это время уже закончились, а я так и не съездила за своими вещами. Еще одна моя плохая привычка, откладывать все на потом.

Жизнь в перестроечное время

Затем в стране началась перестройка. Стали создавать малые предприятия. В одно из таких я по собственному желанию была переведена главным бухгалтером. Было это в январе 1993 года. Предприятие, в которое я перешла работать, занималось ремонтом подъездных путей. Работала я дома, по необходимости приходила на рабочие объекты, благо основная контора была рядом с моим домом (тогда мы уже жили в районе железнодорожного вокзала в трехкомнатной квартире, где и живем до сих пор).

Из бухгалтерской работы я знала только то, что касалось заработной платы и то, что помнила с института (в институте я хорошо разбиралась в бухгалтерских проводках, а в теории была не очень). Пришлось параллельно с работой обучаться на бухгалтерских курсах, которые практически мне ничего не дали.

Очень мне помогла освоить мою работу Галина Павловна, главный бухгалтер локомотивного депо, где я работала до этого, за что я ей очень благодарна.

Это было время, когда с наличными деньгами была большая проблема, зарплату постоянно задерживали на несколько месяцев. Не помню уже кто, то ли бывший главный бухгалтер, у которого я приняла дела, то ли кто-то из таких же бухгалтеров, как я, с которыми я встречалась и общалась в банке, посоветовал мне сделать подарок руководителю банка, который распределял наличку.

Взяла я шампанское, как советовали, еще что, уже не помню, дождалась когда в кабинете никого не было посторонних и вошла. Так и так, я только что начала работать главным бухгалтером, может быть что-то не так делаю, но от всей души это Вам, помогите, пожалуйста.

Как-то так я обратилась, немного растерянно, но стараясь улыбаться. Подарок мой она не взяла, но разговаривала со мной доброжелательно и с тех пор меня всегда узнавала, да и задержки по наличке были минимальные.

В октябре 1995 года малое предприятие, в котором я работала, ликвидировали, а я зарегистрировалась на бирже труда и 6 месяцев получала очень даже хорошее, по тем временам, пособие по безработице.

На бирже труда несколько раз мне предлагали работу главным бухгалтером в малых предприятиях или в ТОО, но почти всегда уже места были заняты своими людьми.

Один раз предложили работу главным бухгалтером на крупном предприятии. Я, конечно, отказалась, сказав, что не справлюсь. Не помню уже точно, это была или тепловая компания или электросети.

Работа челноком

Подруга моя, с которой мы вместе учились в институте, в это время ездила за товаром и продавала его на рынке. Начала она этим заниматься с самого начала, как только появились челноки. И, конечно, поначалу это были большие деньги.

Она часто мне говорила, что денег получается зарабатывать много (пришли, например, неожиданно гости или просто самой захотелось, спустилась на первый этаж в ресторан или заказала по телефону, с деньгами никаких проблем). Да и делаешь, что хочешь.

Вот и захотелось мне тоже свободы и денег побольше, тем более, что дочери подрастают. Стала ездить в Алма Ату за товаром. Оказалось не все так замечательно.

Базары переполнены челноками, период, когда все расхватывали, прошел. Своего места на базаре не было, чтобы продать товар приходилось становиться где попало, где кто-то уехал за товаром или просто на земле.

Торговать успешно получилось не сразу, а за следующим товаром поехать не было денег. Пришлось занимать под проценты.

Постепенно все наладилось. Появилось постоянное место, хоть и не совсем в людном месте. Появились постоянные покупатели. Стояли на базаре мы с мужем по очереди. Он тоже был безработным, потому что работал до этого в строительных организациях, а это был период, когда строительством заниматься перестали.

Деньги появились. Очень нравилось идти вечером с базара и по пути закупать продукты, все, что хочется, и приходить к детям не с пустыми руками.

Стали ездить за товаром в Бишкек. Кроме одежды и обуви закупали также ткань и фурнитуру. Дома я шила несложные женские костюмы и брюки для школьников, а муж их продавал на базаре. Что шили сами, не скрывали. Особенно хорошо шли детские брюки.

Это был еще один из самых счастливых периодов моей семейной жизни. Торговать на базаре мне нравилось. И нравилось, когда благодарные покупатели говорили, что со мной очень приятно общаться и что они еще обязательно придут.

Возвращение на работу в локомотивное депо

В ноябре 1998 года меня пригласили на работу в локомотивное депо. Дела на базаре у нас тогда шли хорошо и муж сказал мне, чтобы я соглашалась, так как с торговлей он и сам справится.

Так с 27 ноября 1998 года я снова стала работать в локомотивном депо в должности начальника планово-экономического отдела. Работа экономиста в то время уже стала совсем другой, не то, что до перестройки. Необходимо было делать много анализов, пояснений по каждому показателю.  Пришлось снова много учиться, посещать техническую библиотеку. Помогли также сотрудники депо.

Помню, первое время вздрагивала от каждого телефонного звонка, боялась брать трубку, а вдруг это начальник отдела головного предприятия в Астане. Спросит меня о чем-нибудь, а я не знаю, что и ответить.

Мой непосредственный начальник в Астане, Куприянова Неля Александровна, была строгим руководителем и грамотным специалистом, и терпеть не могла безграмотности в работе. А еще, как выяснилось позже, это был человек с большим сердцем. К сожалению, сейчас ее уже нет в живых.

Экономисты Северного региона приехали на сдачу отчета в Астану. Четвертая справа: Куприянова Неля Александровна

 

В сентябре 2000 года локомотивное депо разделили отдельно на эксплуатационное и ремонтное депо. Я стала работать в эксплуатационном, также в должности начальника планово-экономического отдела. Моим непосредственным начальником в Астане осталась Неля Александровна.

В процессе работы в эксплуатационном депо я объездила практически весь Казахстан, где, конечно, была железная дорога. Неля Александровна регулярно устраивала обучающие и рабочие семинары и школы в различных регионах. Были мы и в Восточном Казахстане, и в в Западном, и на Каспийском море.

Много об этих поездках осталось теплых воспоминаний. Днем с утра до вечера плодотворная работа, а вечером отдых и посещение достопримечательностей. Практически перед всеми поездками на семинары мне приходилось еще дополнительно готовиться к выступлениям по каким -то вопросам.

На очередном рабочем семинаре

 

Однажды я не выдержала и взмолилась: “Неля Александровна, можно я хоть этот раз не буду выступать, а просто посижу и послушаю”. На что она меня так строго отчитала: “Вера, это не отдых, это работа!”.

Перед своей пенсией Неля Александровна организовала поездку в прицепном вагоне в Актау, город на юго-западе Казахстана, на берегу Каспийского моря.

Мы в течение недели колесили по железной дороге, забирая экономистов с разных уголков Казахстана и по пути, на длительных остановках, посещая местные достопримечательности.

Работа в сетевых компаниях

К 40 годам я заимела большой букет болезней. Появились большие проблемы с дыхательной системой (в детстве у меня были болезни: катары верхних дыхательных путей, воспаление легких), с желудком, с сердечно-сосудистой системой, с суставами. А на работе мой экономист рассказывала мне, что ее мама познакомилась с очень хорошей оздоровительной продукцией, которая конкретно помогает (маму я ее знала и ей доверяла), но продукция эта дорогая.

Дочери мои в это время обучались в университете в Челябинске на платной основе. Несмотря на хорошую зарплату, денег лишних не было. Но болезни достали, да еще дочь приехала из Челябинска с воспалением, поэтому взяла кредит в банке и купила продукцию. Компания эта была сетевая, но я о работе в сетевых компаниях даже слушать не хотела.

Но, однажды меня все-таки уговорила послушать маркетинг- план компании. Он мне понравился, а от продукции я вообще была в восторге.

Продукция была — кордицепс, а компания — Success (успех). Дочка моя, принимая кордицепс, через две недели здоровенькая уехала в Челябинск. Мне же с моими проблемами пришлось принимать продукцию в течение почти двух лет с ежемесячными перерывами по три-пять дней. Но в результате мой организм восстановился.

И я начала заниматься сетевым маркетингом. Тема для меня новая. Обучалась, читала книги. В тот период популярны были такие книги, как Наполеона Хилла “Думай и богатей”, Сергея Попова “Думай и богатей по-русски” и другие. Я с удовольствием читала эти книги, для меня это было все новое.

Познакомилась также с книгами Валерия Синельникова. В процессе изучения книги “Возлюби болезнь свою” научилась общаться со своим подсознанием. Многие мои близкие принимают это за полный бред, а я этому верила, да и продолжаю верить сейчас.

Сетевой маркетинг меня увлек и я решила полностью заниматься только им. Поэтому в июне 2006 года уволилась с работы. Заявление на увольнение мне подписали с отработкой 1 месяц. Через две недели отработки мое подсознание сказало, что мне не надо увольняться. Но я его не послушала, может быть потому, что уже полностью настроилась и не хотела отступать, да и человека уже знакомила со своими обязанностями.

     

Через пару месяцев маркетинг-план компании изменился и руководители Костанайского офиса (наши лидеры структуры) решили создать свою сетевую компанию, о чем они говорили только в узких кругах, а я об этом даже не подозревала.

Как раз  пришло время подтверждения своих бизнес-мест. Маркетинг-план был бинарный и раз в год места надо было выкупать полностью (покупать продукцию).

Мест у меня было несколько и почти на каждом оставалось совсем немного до получения вознаграждения. Были места также у моих дочерей и под ними тоже была уже хорошая структура.

Денег на выкуп мест не хватало, да и продукцию на подтверждение мест стали давать не кордицепс содержащую, а другую, мало ходовую.

Мое подсознание твердило мне, что не надо выкупать никакие места. А я думала о том, что еще один контракт и меня ждут очень даже хорошие вознаграждения, да и как я детей могу оставить без контрактов (они в это время были в Челябинске). Я заняла недостающие деньги, а это была по тем временам немалая сумма, и подтвердила несколько мест.

Это был второй раз, когда я не послушала свое подсознание. А через некоторое время лидеры объявили нам, что они организовывают свою компанию, но в офисе будет продолжать висеть информация о старой продукции и они будут помогать ее продавать. Таких как я, с кучей ненужных баночек, оказалось много.

Острого вопроса, что же делать, передо мною не стояло. Я решила стать консультантом их новой компании, пришлось опять выкупить, но уже другую продукцию и на меньшую сумму.

Перед этим опять спросила у своего подсознания, как мне лучше поступить, и оно мне дало совсем нереальный для моего разума ответ, что я должна остаться работать в прежней кампании Success.

Я побоялась, совсем не представляла себе, как я могу это осуществить. И это был третий и последний раз, когда я не прислушалась к своему подсознанию. После этого мое подсознание перестало вообще со мной общаться на длительный период времени, а для меня наступили тяжелые времена.

Когда после новогодних праздников 2007 года мы пришли в офис, то увидели, что о старой продукции нет вообще никакой информации и помогать ее продавать никто не собирается.

Лидеры настроены только на продажу продукции новой компании, да это и понятно. Я присмотрелась ко всему этому и стала искать что-то другое. В офис я больше не ходила.

Решила для себя, что больше работать только в одной сетевой компании не буду, а стала сетевиком сразу нескольких компаний, в основном с линейным маркетингом.

Подруга моя, которая раньше была челноком, в это время была активным сетевиком. Мы с ней вместе ходили по предприятиям и продавали парфюмерную и косметическую продукцию, она меня обучала.

Костанай — город не большой. У Людмилы, так звали мою подругу, уже были свои организации, где она успешно торговала и свои клиенты. Чтоб не перебивать ее работу (да и мне так было удобнее, потому что в Костанае было полно знакомых, куда не пойди, везде обязательно кого-нибудь встретишь, а на тот момент встречаться со знакомыми мне вовсе не хотелось), поэтому мы ездили на автобусе в соседний город Рудный.

Брали в офисе на продажу продукцию и с тяжелыми сумками ходили в Рудном по предприятиям и магазинам, продавали. Сначала вдвоем, выручку делили пополам, потом я стала ездить одна, а Людмила работала в Костанае.

Было тяжело, муж ворчал, зачем ты ездишь, денег все равно не видно, лучше сиди дома. А я молчала. О том, что у меня долги и все деньги от продаж идут на их погашение, он не знал. Продажи шли неплохо, все больше появлялось постоянных клиентов, с долгами постепенно рассчиталась.

А в ноябре 2007 года меня пригласили на работу на станцию Тобол в Локомотивный сервисный центр главным бухгалтером. Когда я работала в Локомотивном депо, в Тоболе было наше структурное подразделение, поэтому коллектив мне был отчасти знаком.

Дела у меня тогда уже шли хорошо. Наши вышестоящие спонсоры из Тюмени (моей первой компании с кордицепсом) привезли в Костанай компанию со схожей продукцией, но с лучшим маркетинг-планом, и я в ней стала успешно работать, также продолжая работать с косметической продукцией компании Фаберлик.

До станции Тобол от Костаная надо ехать примерно два часа на автобусе. Естественно, что каждый день не наездишься. Но я решила съездить, узнать, что к чему.

Руководитель мне честно сказал, что у них проблемы с бухгалтерской программой “Фаворит” и нужна помощь.  Для меня это было опять все новое и поэтому, посоветовавшись с мужем, я согласилась.

Думаю, что навряд ли я согласилась, если бы мне предложили должность начальника планово-экономического отдела, потому что это для меня был пройденный этап и было для меня уже не интересно. Хотя, кто знает?

С 7 ноября 2007 года я стала работать в “Тобольском Локомотивном Сервисном Центре” в должности главного бухгалтера. Контора находилась в здании дома отдыха локомотивных бригад в отдельном крыле. В том же здании мне выделили комнату отдыха для проживания, а на выходные я ездила домой.

Первое время приходилось работать до часу ночи, пока восстанавливали программу за несколько лет. Программисты из вычислительного центра в Костанае говорили, что полностью восстановить вообще будет невозможно.

Но они были опытные, а я упрямая и работоспособная, тем более, что такая работа мне очень нравилась. Помню, что они писали мне на листочке какой-то алгоритм, а я вручную вводила в программу данные.

Было много проб и ошибок, пока мы не привели все в порядок и к удивлению программистов, все встало на свои места. Мы успели вовремя, как раз к сдаче годового отчета за 2007 г.

Работа для меня была новая, организация большая (это не малое предприятие, где я когда-то работала), было много вопросов, с которыми я часто обращалась к Жанне Альбертовне, опытному главному бухгалтеру эксплуатационного локомотивного депо. Я ей очень благодарна за ее помощь.

Впоследствии, уже ко мне часто обращались за помощью главные бухгалтера других филиалов Локомотивного Сервисного  Центра и я им охотно помогала.

Так как поначалу работы было много, то сетевыми компаниями заниматься перестала. Первое время еще пару раз заезжала по пути в Рудный к старым клиентам, выполняя их заказы, затем сказала всем, что больше работать с ними не могу.

А в ноябре 2009 года та же подруга Людмила познакомила меня с продукцией компании Владимира Довганя “Эдельстар”, которая мне сразу же понравилась. И я стала консультантом этой компании. На тот момент в других сетевых компаниях я больше не состояла.

В компании Эдельстар мне нравилось все. И вся линейка продукции (я была активным ее потребителем) и как все подавалось. Маркетинг план был линейный. Я охотно делилась результатами применения продукции. Постепенно у меня создалась структура более ста человек, при этом люди шли просто на продукцию, на бизнес я людей не приглашала, да у меня и не было времени этим заниматься. В основном в выходные, когда я на два дня приезжала домой.

В ноябре 2010 года, отработав ровно три года (нужно было для начисления нормальной пенсии) я уволилась с работы. Мне было не полных 54 года, а пенсионный возраст продлили до 58 лет.

Работать и ездить домой только по выходным, да и то не всегда (могли позвонить из Астаны и вызвать на работу в любое время, даже во время отпуска, не то что в выходные) мне уже не хотелось. Тем более, что бухгалтерская работа была уже налажена и меня здесь ничего не держало.

Я сняла отдельный офис в Костанае, недалеко от дома, и стала работать с продукцией Эдельстар. Так сказать, сделала небольшой магазинчик, тем более, что компания это разрешала.

Все шло хорошо, пока мой вышестоящий спонсор в статусе директора, у которого я получала продукцию, не решил заняться другой компанией и не перестал завозить в Костанай продукцию Эдельстар.

Сама я директором еще не стала, чтобы мне поставляли продукцию, хотя оборот у меня был в то время уже неплохой.

А в апреле 2011 года появилась информация, что Эдельстар присоединяется к Фаберлик. Фаберлик в Костанае был очень хорошо развит, было несколько директоров, в том числе бриллиантовый директор. Логистика хорошая, поставка продукция на высоком уровне. У каждого дистрибьютора свой аккаунт на сайте, где можно было сделать заказ.

Но Фаберлик не разрешал розничную торговлю, а только выдачу продукции на специальных пунктах выдачи и только дистрибьюторам. А в соседнем кабинете с моим офисом как раз находился такой пункт директора Фаберлик, который сразу же стал названивать в  администрацию и жаловаться. Поэтому через некоторое время пришлось съезжать с раскрученного офиса в другое помещение.

Я решила со временем открыть свой пункт выдачи и стать директором. Но это был уже другой уровень работы со структурой. Надо проводить занятия как по продукции, так и по бизнесу,. Делать этого самостоятельно я не умела, раньше, в других сетевых компаниях, в которых я работала, это делали вышестоящие спонсоры.

Надо было опять обучаться: продукция новая, старой, эдельстаровской, совсем мало осталось, компания новая со своей историей, маркетинг-план другой. Да и нужна была система. И я прошла обучение на Базовом Семинаре Бриллиантового Директора Безверхой Натальи Викторовны.

В результате этого обучения я прониклась уважением к компании Фаберлик и ее косметической продукции. Но приглашать людей на бизнес в компании так и не стала.

Пробовала провести несколько занятий по бизнесу со своей структурой, которая пришла чисто на продукцию, но это получилось у меня не очень хорошо.

После двух срывов, когда я из-за работы в сетевой компании уходила с основной работы, а в результате эти компании практически тут же закрывались, я так и не смогла рассказывать людям о возможных заработках, тем более о бизнесе, в сетевых компаниях.

Я понимаю, что дело только во мне, а не в моих спонсорах и компаниях, но перебороть себя до сегодняшнего дня так и не смогла. Я нашла другую компанию, продукцию которой начала продавать в офисе, а с Фаберлик работала только со своей существующей структурой, и только по продукции.

В середине 2012 года пришлось привезти из России в Костанай старшую дочь (она в то время была в декретном отпуске) с двумя маленькими внуками, старшему был один годик, а младшему несколько месяцев.

я с внуками

После окончания декретного отпуска, дочь уехала опять в Подмосковье, искать новую работу, так как та организация, в которой она работала раньше, из-за кризиса закрылась. Внуки остались временно у нас.

Получилось так, что на два года я была своим маленьким, но гиперактивным, внукам и бабушкой и мамой. Не смотря на то, что детки ходили в коммерческий детский садик, офис из-за моей болезни после всех стрессов и смерти моего папы, пришлось закрыть. А затем и от садика пришлось отказаться, так как забирать из садика я их уже не могла, а муж приходил с работы поздно.

На этот раз справиться с моей длительной болезнью мне помогла оздоровительная продукция компании Артлайф.  Еще во время моей работы в офисе я начала думать и искать решения, как наладить работу в сетевой компании через интернет. В связи с этим столкнулась с рекламой Кирилла Лейциховича и подписалась на его рассылку. Затем купила его книгу “Работа из дома”. Изучала информацию на его сайте. Понравилась его система работы и обучения своей структуры в фокус-группе.

Однажды я даже добавилась к нему в скайп и просилась в его структуру, для того, чтобы обучиться в фокус-группе. Тогда это обучение проводилось только для его структуры.

Перед этим я основательно изучила всю продукцию и маркетинг-план компании, в которой он работал, пересмотрела очень много видео и вебинаров, прежде чем решиться, потому что, как я поняла, обязательным требованием было работа в одной компании.

К.Лейцихович на мое сообщение даже не ответил. Наверное, ему было неинтересно, что я хотела сначала войти на минимальный пакет с последующим апгрейдом.

На большее в то время я не могла, это и так были для меня большие деньги, так как много расходов уходило на внуков (дорогое детское питание, памперсы и прочее), зарплату мужу часто задерживали надолго, а от кредитов и займов денег я уже давно наотрез отказалась.

По своей наивности, но помня, что если хочешь стать лучшей в своем деле, надо учиться у лучших, я ему позвонила по скайпу. Но он тут же прервал наш разговор, положив трубку.

Это меня не остановило. Я выбрала другого лидера его структуры, подписалась на ее рассылку. Купила по ее рекомендации партнерский продукт, бонусом к которому шла ее личная консультация по скайпу, и во время разговора изложила все свои вопросы и намерения.

Оказалась, что в компании этой она уже не работает, рассказала мне некоторые нюансы, а решать, конечно же, мне надо самой. Больше я ни на кого выходить не стала.

В книге “Работа из дома” были ссылки на регистрацию в партнерской программе и на обучающий курс по работе с ней. В курсе было обучение по платной и бесплатной рекламе. Одним из методов привлечения трафика была реклама на почтовых спонсорах, про которые я слышала, но не имела понятия, что это такое.

В частности, в курсе было рассказано о рекламе в WMMAIL.RU. Я зарегистрировалась на данном сайте, посмотрела стоимость рекламы (а рекомендация была лучше на всех активных разослать письма), вышла приличная сумма, которой у меня не было, и я об этом забыла.

Через некоторое время ко мне на почту с сайта WMMAIL.RU стали приходить письма, которые я просто удаляла. Однажды я открыла одно письмо и увидела, что там было написано, что за просмотр сайта вы получите столько-то (где-то 0,001) долларов. Я решила проверить, так ли это на самом деле.

Каково же было мое удивление, что перейдя на сайт, я увидела, что деньги мне действительно начислили. А через некоторое время я успешно вывела минималку.

Оказывается в интернете действительно можно заработать, хотя бы вот такие копейки! Я начала не только просматривать письма, но и выполнять несложные задания. Так я попала сначала на сайт Seosprint, а с него и на другие почтовики.

Выполнять задания у меня получалось в основном ночью, и то не всегда. Потому что только начнешь выполнять, а кто-нибудь из внуков проснется. В результате ошибки или время просрочено. А вот серфингом занималась сразу одновременно на шести-десяти сайтах. Денег зарабатывала, естественно, совсем немного. Иногда телефон оплатить и часть коммуналки.

Когда читаю иногда в комментариях о серфинге, что вы больше потратите на электроэнергию, чем заработаете, то считаю такие заявления совсем  неуместными, потому что многие сидят сиднем за компьютером, торча в соцсетях или просто играя в игрушки и вовсе не считая, сколько они при этом затратили электроэнергии. А тут серфинг вместо игрушки и все-таки какие-то деньги.

Постепенно стала искать другие способы заработка в интернете, но серфинг до сих пор не бросила. Когда внуки дома, то из-за их активности много чего не поделаешь. А серфингом можно заниматься и одновременно приглядывать за ними.

Сейчас мне 61 год. Многое еще хочется успеть сделать в этой жизни и достичь своих целей, ближайшая из которых (если говорить о материальных) купить жилье в Подмосковье, при этом не продавая свою трехкомнатную квартиру в Костанае.

Сообщение

Счетчик Яндекс-метрики